STRF // Текст: Аксенова Лариса

Не оглядывайтесь на то, что было сделано до вас

14 октября 2016
Возможны ли нетривиальные решения в создании отечественных систем пищевой безопасности? О специальной номинации Второго Всероссийского инженерного конкурса в области нанотехнологий (ВИК.Нано), который проводится Фондом инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО, корреспондент STRF.ru побеседовал с Председателем совета директоров «РУСХИМБИО», Руководителем комитета по развитию рынков МОН Игорем Попковым.

— Игорь Анатольевич, как показал опыт первого ВИК. Нано, проходившего в прошлом году, молодые ученые — студенты и аспиранты — выходят на него с вполне взрослыми, серьезными проектами, предполагающими реальный практический выход. Ваша идея предложить им в качестве одной из задач создание простой и доступной каждому потребителю системы оценки качества пищевой продукции представляется очень актуальной. Расскажите, как возникла эта идея, и какой результат Вы хотели бы видеть?
— Я бы поставил вопрос по-другому: У нас есть надзорные органы, лаборатории, которые проверяют пищевые продукты на содержание вредных веществ и выдают официальное заключение. Для этого используют «загостированные», арбитражные методы анализа. От них отойти вправо-влево нельзя. А будущее — за всевозможными экспресс-методами контроля самых разнообразных параметров: будь то выявление заболеваний или оценка качества продуктов, воды, воздуха. То есть быстро проверил, и если есть подозрения — дальше отправляй в лабораторию, в которой выполнят гарантированный (небыстрый) анализ и дадут окончательное заключение с большим количеством документов. И именно вопрос, связанный с экспресс-диагностикой для потребительского рынка, недостаточно проработан. Поэтому я и озвучил такую номинацию ВИК. Нано: давайте придумаем решения, позволяющие коммерческим организациям либо представителям потребительского рынка определять параметры пищевых продуктов, которые важно контролировать самим. (И если в результате экспресс-анализа возникают подозрения — отправляем на дальнейшее исследование в лабораторию.) У нас же используются такие тест-системы для ряда показателей: например, при анализе на беременность или на употребление наркотических веществ. Здесь важно подчеркнуть: есть лабораторный контроль, и есть экспресс-контроль. И мы говорим участникам конкурса — придумайте оригинальные системы для экспресс-контроля. Вы умные, незашоренные. И именно поэтому можете пойти на прорыв там, где слишком информированный специалист спасует, поскольку знает, что чего-то и нельзя сделать. Поэтому я считаю, что этот конкурс для молодых специалистов, у которых и бэкграунд уже достаточный, но в то же время юношеская фантазия еще осталась, и нет «блоков». Вот основная позиция, которую я озвучиваю.
— «РУСХИМБИО» может стать площадкой для таких разработок?
— Когда проект «РУСХИМБИО» запускался, он состоял из двух частей. Первая — создать склад реактивов и расходных материалов для импортных тест-систем, известных на рынке, а затем с помощью «РОСНАНО» заменить их на российские.
—  То есть подвести наших разработчиков к тому, чтоб они создали отечественные аналоги?
— Именно так. В 2013 году мы издали первый каталог российских химических реактивов для научных исследований. И мы уже начали продавать эти реактивы на зарубежные рынки. На тот момент было принято решение ограничиться созданием складского комплекса и сервисного центра, которые бы помогли нашим ученым более оперативно получать необходимые им реактивы и сервисные услуги. Проект был успешно реализован, после чего «РОСНАНО» вышло из состава учредителей. Что касается санкций, то они даже помогают в создании отечественных аналогов. Как я говорил недавно на конференции в Армении, я исповедую принцип перевернутой пирамиды. Наши ученые что-то придумывают, а потом ищут, куда бы изобретение продать. А я, наоборот, знаю рынок, знаю, что пользуется спросом. Я знаю, что есть нового в этой области. Кроме того, в условиях санкций, которые, похоже, будут продлеваться, контроль качества пищевой продукции будет важен и для наших производителей пищевого сырья в разных сферах. Свой, внутренний контроль. Не надзорный, а именно свой. Дешевый и быстрый. Я говорю: ребята, стартует конкурс ВИК. Нано. Давайте придумаем замену тому импортному, что у нас сейчас пользуется спросом. Вот основная идея.
— Вы имеете в виду, что для развития этих разработок можно задействовать региональные наноцентры?
— Безусловно. У нас есть понимание, что нашей российской продукции в этом сегменте рынка нет. Например, иммуноферментные наборы для определения микотоксинов — импортные, и стоят 60 тыс. рублей за одну плашку на 96 аналитических проб. Микотоксины, присутствующие в растительной продукции, могут вызывать серьезнейшие сбои в работе организма. Химики насчитывают десятки опасных для здоровья человека веществ, вырабатываемых плесневыми грибами, поражающими зерна пшеницы, семена фасоли и подсолнечника, а также фрукты и овощи. В России нормируется ГОСТом пять микотоксинов, остальные — вы можете определять по желанию. Есть российские компании, которые такие наборы пытаются делать. Стоимость существенно ниже импортных — 15−20 тыс. рублей. Такие разработки ведутся, в частности, в компании «РУСХИМБИО». Но иммуноферментный анализ — это лабораторный метод. Мой же призыв к участникам конкурса ВИК. Нано найти прорывное решение для экспресс-анализа.
—  Основная форма для быстрой диагностики — тест-полоска. Вы ждете новых тест-полосок?
— И иммуноферментный анализ, и тест-полоска по сути это комплекс «антиген-антитело», реализованный в диагностическую тест-систему. Иммуноферментный анализ — лабораторный метод, а иммунохроматографический (тест-полоска) — для потребителя. Но мы не ограничиваем полет мысли исследователя заданным форматом. Приведу такой пример. Я был в Казахстане, в Университете Назарбаева. Там молодые сотрудники, студенты придумали устройство для экспресс-диагностики некоторых болезней человека в виде кольца. Надеваешь его на палец, и в четыре лунки этого кольца попадает кровь; в кольце же кровь анализируются на четыре вида патогенов. Повторю еще раз, это пример. Мы ждем от ребят своих собственных оригинальных решений нашей задачи.
— Актуальный вопрос. Экспресс-диагностика молочной продукции на антибиотики. Есть ли в этой области отечественные разработки?
— Импортные, на четыре антибиотика. Технология у нас в России есть, разработки реактивов есть, но этим вопросом никто не занимается с точки зрения создания форм, которые можно продать. Можно скопировать импортные — на четыре антибиотика. Можно сделать на пять, на семь антибиотиков. Можно сделать на три. Ну, хоть что-нибудь сделайте. Это будет повтор того, что уже есть на Западе, копии всегда хуже оригинала, но это будет дешевле. И все же, мое предложение к конкурсу ВИК. Нано: давайте, может, какую-нибудь другую форму придумаем? Не полоски? Я верю в то, что наша молодежь талантлива. Не хочется ограничивать ребят в поисках способа решения. Мы им ставим такую задачу, на это есть спрос.
— Современным студентам приходится уже с первого курса задумываться о том, где они будут продолжать трудиться после окончания вуза. В своем коротком интервью, размещенном на сайте ВИК. Нано, Вы приглашали участников конкурса связать свою дальнейшую судьбу с «РУСХИМБИО». Какие возможности открываются для них с приходом в Вашу компанию? Будете ли Вы расширяться, образуя отдел R&D?
— Этой осенью мы создаем центр научных исследований «РУСХИМБИО» в Сколково. Мы собираемся стать партнерами Фонда «Сколково». На базе этого партнерства мы планируем собрать проекты для R&D, поскольку «РУСХИМБИО» — торговая организация, у нас есть свое производственное подразделение «РХБ-Продакт». Мне, естественно, ближе «РОСНАНО», и если мы выведем исследовательский проект на нужный уровень в Сколково, то дальнейшее производство должно быть налажено уже в наноцентре. В моем понимании «РОСНАНО» не должно заниматься исследовательской деятельностью, а должно дорабатывать продукт и содействовать его выходу на рынок. Сколково же, наоборот, как раз больше условий создает для исследовательских стадий.
— То есть, если молодые ученые приходят в такие проекты — у них есть перспективы?
— Для этого мы все обозначаем. Мы готовы оказать помощь в реализации проекта. Помочь с командой, администрированием. Если человек идею сгенерировал — ему ее и реализовывать. Но, поскольку мы нацелены на молодежь — им нужна будет помощь в любом случае, и финансовая (мы готовы инвестировать), и административная (управленческое сопровождение).
— Среди победителей прошлогоднего конкурса был Никита Топорков из Томска, поразивший всех упорством, с которым он шел к достижению свой цели — созданию уникального наноматериала для протезирования костной ткани. Самостоятельно он провел более сотни химических синтезов, перепроверил более 20 различных методик этого синтеза, найденных им в научной литературе. И в результате — ему удалось задуманное. Верите ли Вы в мощь творческого потенциала юных?
— Конечно, и я хочу пожелать ребятам быть уверенными в том, что у идей нет границ. Не оглядывайтесь на то, что было сделано до вас, старайтесь сами открыть что-то новое, дотянуться до неба, до звезд. Я считаю, что это по силам именно молодым, а мы со своей стороны готовы поддержать ваши рациональные реализуемые идеи, показывая направление движения с учетом требований рынка. Основная сложность, которая в последние 10−15 лет наблюдается, — это коммерциализация фундаментальных исследований. Мы стремимся преодолеть этот разрыв. Мы ставим практические задачи, а молодые, неопытные и поэтому дерзкие, пусть эти задачи решат. Вы, наверное, заметили, что у нас в коллективе много молодежи? Действительно, 80% наших сотрудников в возрасте до 30 лет. Почему мы на это идем, когда всем нужны люди с опытом работы? А откуда у человека, только что окончившего институт, опыт работы? Его нет. Я это знаю, и даю шанс проявить себя.

Источник: STRF, 14 окт 2016
Made on
Tilda